Архив за месяц: Сентябрь 2016

По требованию жителей улицы Фрунзе перестраивается площадка сбора ТБО

Несколько лет назад, одновременно с установкой забора вокруг территории обуховской больницы, на улице Фрунзе была оборудована площадка для сбора твердых бытовых отходов, а попросту, мусора. Площадка была запланирована крайне неудачно, «лицом» к жилым домам частного сектора и в непосредственной близости от них. В дополнение, мусоровозы грузились и разворачивались в считанных метрах от окон. Благоприятные условия для жителей были принесены в жертву показухе, площадку убрали с переулка и, таким образом, «спрятали» от вновь построенного парадного заезда в больницу. Когда появился большой контейнер, он стоял посередине улицы, поскольку мусоровозы технически не имели возможности устанавливать его внутри огороженной площадки.

Устные жалобы жителей администрацией поселения игнорировались.

Весной этого года, усилиями местных жителей и членов Общественного Независимого совета, было составлено коллективное обращение, организован сбор подписей. Сначала администрация ответила, что реконструкция площадки возможна не ранее 2017 года, и то, «в случае положительного решения». Однако, активность жителей и наличие очевидных нарушений санитарных норм заставили ускорить это решение. 28 сентября были начаты работы по реконструкции площадки, перенесен забор.

В очередной раз подтвердилось, что только мы сами можем решить наши общие проблемы. Получает тот, кто требует.

Наблюдения, сделанные на выборах 18 сентября

18 сентября, и еще 5 часов от 19-го, я отработал наблюдателем на избирательном участке 1915 в поселке Обухово Московской области. Привлекла меня отнюдь не возможность поработать сутки без перерыва за 110 рублей в час. Да никто из кандидатов и не предлагал, а я не настаивал, решив поработать исключительно на себя, получив, в качестве оплаты, массу интересной и полезной информации. Ей и поделюсь с терпеливыми читателями.

На моем участке голосовали исключительно реальные люди, местные жители. 630 человек, чуть более четверти от списочного состава, по подсчетам комиссии, что почти соответствовало и моим подсчетам. Даже вместе с выездным голосованием, на котором, без какого-либо контроля, кто-то развлекался с 45 комплектами бюллетеней, совокупная явка составила 29,84%. Люди со знакомыми лицами, с местной регистрацией, проходили мимо меня к столам, получали по одному комплекту бюллетеней, заполняли их и опускали в ящики. Благодаря тому, что ближе к вечеру я полностью отказался от употребления какой-либо жидкости, мне удалось неотлучно пробыть в компании этих свитков вплоть до их финальной упаковки в мешки из-под крупы. Естественно, компанию мне составляли и члены избирательной комиссии, неустанно отвечавшие на мои замечания предложениями пойти покушать, отдохнуть, или еще куда-нибудь. Эти предложения столь же неустанно мной отклонялись, с обязательным повторным предложением вернуться в узкое и извилистое русло узаконенного процесса. Короче говоря, подсчет и составление протокола были почти честными, ровно настолько, насколько один лох может уследить за семью опытными игроками. Тем не менее, по сравнению с участком 1912, на котором наблюдение было частично сорвано, разница получилась весьма значительная. Вот самые показательные результаты по этим двум участкам.

УИК 1915
Явка: 29,84%.
Госдума – Жигарев: 35,11%
Госдума — список Единой России: 42,81%
Мособлдума – Жуков: 42,32%
Мособлдума – список Единой России: 39,20%

УИК 1912
Явка: 48,99%
Госдума – Жигарев: 57,35%
Госдума — список Единой России: 62,25%
Мособлдума – Жуков: 56,03%
Мособлдума – список Единой России: 56,42%

Эти, столь различные результаты, получены в пределах одного небольшого поселка. Участок 1912 находится не в горах Кавказа и не среди заброшенных мордовских деревень. Это не воинская часть и не гетто для работников администрации и учителей. Он населен даже не семейными кланами лидирующих кандидатов, а представителями таких же социальных групп, как и 1915.

Конечно, человек с рациональным мышлением может заметить, что, несмотря на столь заметную разницу в результатах, находящуюся в зависимости от усердия наблюдателей, власть предержащие получили в Обухово пусть и не триумфальную, но, все равно, очень весомую поддержку избирателей, 39-43%. Реальные люди реально голосовали за ЕР и ее одномандатных соратников и союзников. Для такого человека уточню, что наблюдателем я был впервые, на подсчете был один, внимание к утру уже давало сбой, несколько десятков бюллетеней мог недоглядеть при подсчете. Хотя, несколько десятков углядел, ну да ладно, в комиссии тоже люди, тоже устали, немножко не туда положили, а после замечания без возражений положили куда следует. Да и про бесконтрольное выездное голосование (7%) не надо забывать. Около 35% за ЕР среди реально голосовавших избирателей я бы назвал окончательным итогом для нашего поселка.

Так и 35% — результат весомый, возразят мне. А я сделаю последнее уточнение, которое все объяснит. Вспомним про явку 29,84%, умножим ее на этот результат, и выявим поддержку порядка 10% от общего числа избирателей. Именно такой процент людей в нашей местности, частично или полностью, содержится на средства государства. Работники администрации, бюджетной сферы, люди на госзаказах и на проектах, субсидируемых государством. Мы общаемся в своем небольшом поселке, и люди рассказывают, что они голосуют за ЕР осознанно, обоснованно беспокоясь, что, в случае смены власти, они лишатся финансирования и работы. Намеренно идут на выборы, чтобы поддержать своего спонсора и работодателя. Причем, они этого стесняются и не признаются случайным собеседникам. Поспрашивали на выходе, кто голосовал за ЕР, так ни один не признался. Власть поддерживает один из десяти, и то, с опаской.

Выводы из полученной информации можно сделать следующие.

Первый вывод – ни Московская областная, ни Государственная Дума теперь не являются органами представительной власти. Споры об их легитимности беспредметны. Есть несколько сотен человек, объявивших себя представительной властью и силовая структура, которая охраняет это сообщество от всех остальных граждан. Среди граждан присутствует небольшая социальная группа, имеющая скромную выгоду от сложившейся ситуации.

Второй вывод – обеспечение реального и честного голосования, на сегодняшний день, является вполне выполнимой задачей. На участках не было экстремальных ситуаций, силового давления, общественный порядок поддерживался. Сотрудники полиции дежурили, в процесс голосования не вмешивались, благодарю их за терпение в столь тяжелую смену. Что более важно, мы живем в начале эры всеобщей информированности. Со всех участков шла онлайн-трансляция в реальном времени. Сохранено множество интересных для следствия моментов. Возможно, сегодня они не особенно ему интересны, но, по прошествии нескольких лет, судебная система может измениться навстречу изменениям в обществе и заинтересоваться этими записями. Не говоря уже о том, что к тому времени онлайн-трансляция, возможно, будет вестись с камер размером с пылинку, и самые захудалые кандидаты и наблюдатели будут иметь возможность запускать их тысячами в воздушное пространство избирательных участков. Прогресс необратим, вне зависимости от наших желаний и усилий. А на сегодняшний день, 3-4 наблюдателям на участке вполне под силу свести процент фальсификации к нулю. Возможности административного ресурса измеримы, а значит, преодолимы.

Возникает вопрос, зачем нужно это преодоление. Само по себе, оно большого смысла не имеет, несколько активных граждан испытают свои силы ценой издевательства над своим организмом, а тот, кто должен был «пройти», все равно пройдет, пусть даже для этого достаточно «всенародной поддержки» трети проголосовавших от трети пришедших. Однако, прозрачная процедура выборов – это необходимое условие для существования реальной политической жизни. Одно только ее наличие мотивирует людей выдвигаться кандидатами, добиваться регистрации, вкладывать в избирательную кампанию свои силы и средства. В результате, на выборы могут придти и остальные две трети.

Алексей Дикарёв